Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Прости мне, что я еще жив.
Что мое тихое сумасшествие
По поводу твоего голоса
Все еще длится и длится.
Заочно смел и ревнив
Придумываю последствия
И несгибаемость волоса
Доказываю на каждой странице.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:59 

Today the most important thing for me

Друзья! Уже год в удивительной компании увлеченных людей я занимаюсь вот этим замечательным проектом. Смею надеяться, что результат нашего труда соединит в себе достоинства захватывающей, глубокой истории и интеллектуального упражнения. Во всяком случае, музыка и визуальные образы восхищают меня уже теперь, а герои не оставляют ни на минуту. Нам удалось пройти более половины пути, но для того, чтобы добраться до финиша, нужна поддержка. Я буду очень признателен за ваше внимание и распространение этой информации.
It took almost a year of hard work for this day to arrive, but here we are. Our @Kickstarter campaign has launched and we only have one month to reach our financial target. We are proud of the work we've done so far, but the fate of the project is now in your hands. Help us to complete Ash of Gods without cuts or compromises. All the details are available at this link and don't forget to share this post with your friends.
www.kickstarter.com/projects/aurumdust/ash-of-g...

00:41 

Книга "Легко"

Обыкновенное любопытство затягивает героя в необыкновенные обстоятельства. Легкость, как подъемная сила. Нить рвется. Дневник горит. Ночное небо разрезает падающий болид.
Одиннадцать текстов. Две повести, девять рассказов. Сложное в простом.
На обложке фрагмент картины «Полет», художник - Андрей Мещанов.
booksmarket.org/book/Sergei-Malitskii_Legko-168...

12:35 

Муравьиный мед

Роман «Муравьиный мед»
(Первая книга цикла «Кодекс предсмертия»)
БЕСПЛАТНО
Буксмаркет
booksmarket.org/book/Sergei-Malitskii_Muravinyi...
Призрачные миры
feisovet.ru/%D0%BC%D0%B0%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0%B...
Книжные миры
bookworlds.ru/%D0%BC%D0%B0%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0...

09:51 

ТОЛКОВАНИЕ

О надежде. «Если» журнал, №3, Москва, 2012

Старичка «Быстрого» трясло нещадно. Пережившие несколько сроков годности астровнутренности - пластиковые двери шкафов, рукояти огнетушителей, гравитационные панели, перегородки – дребезжали, звякали, скрипели на стыках и трещали. Пытаясь перебороть вонь хлорки из уборной, климат-контроль накачивал узкий коридор припланетника запахом горелой изоляции. Освещение моргало, вода в кране отдавала ржавчиной, холодильник рычал как реактивный заплечник. К счастью, катерок космонадзора пока что разваливаться не собирался, сержант Ардан загодя облазил его от рубки до дюз, кое-что перебрал, кое-что заменил, потратил десяток баллонов композита и пару лет надежной работы при бережном отношении гарантировал, но внутреннюю вибрацию убрать не смог.
- Возраст, - развел руками Ардан после ремонта. – Это ж как с человеком. Трясет – лечись весь. В комплексе. А вылечишь что-то одно; руку или ногу, жди – как раз она и отвалится в первую очередь. Да и куда нам летать? Мы ведь ненадолго в этой дыре?
- Ненадолго, - полгода назад с досадой буркнул Стамб, предполагая, что скорее выйдет в отставку, чем выкарабкается вместе с крохотным отрядом спецназа из проклятого угла вселенной, но вперевалочку, не торопясь, под пивко и отвратительную акустику в местном баре сам не заметил, как спустил в унитаз шесть месяцев жизни, и вот уже он правит «Быстрого» к точке разрешения всех проблем и даже покрикивает на старшего помощника.
- Рудж, хватит скалиться. Ты проверил боезапас? Я и без тебя знаю, что он нам не должен пригодиться, ты его проверил? Проверь. Вот ведь… полгода ждать и готовиться, чтобы все через суету и спешку… И посмотри заодно, что делает этот свалившийся на нашу голову аналитик. Если я еще раз увижу, что он сует нос, куда не надо, не поздоровится вам обоим. Его место или в кубрике, или в рубке, или в сортире. И лучше, чтоб я его видел. Нет, в сортире будешь следить за ним сам. Ардан. Вытащи губную гармошку изо рта. И капсюли из ушей. Я помню, что ты не на вахте. Какого черта ты здесь торчишь? До точки еще четыре часа. Не видишь, что я вполне справляюсь с твоей посудиной? Иди спать, с красными глазами явился на борт. Кама?
- Что?
Вот ведь девка, всего только и сделала, что повернулась, а от изгиба затянутого в серую форму бедра, загудело в затылке. Что же он хотел у нее спросить?
- И еще, Рудж, у меня все еще хороший слух и я не взбеленился. Боезапас проверяй!
- Ты назвал мое имя.
Кама слепила глаза не хуже диска Виласа, который уже отдалялся, но все еще перегораживал половину обзорной панорамы…

далее
fan-book.ru/samizdat/tolkovanie.html

00:10 

Неотправленное

В который раз уже переписываю это письмо. Сокращаю, сокращаю, сокращаю. Убиваю восклицательные знаки, прилагательные. Вытираю слюни. Выпалываю красивости. Так что просто - привет. Обойдемся без имени, хотя я его помню. Тем более что и этот вариант не будет отправлен.
Мы не виделись двадцать лет. Или уже тридцать? Боже мой… С чего я взял, что ты меня помнишь? Потому что помню я? Или потому что мой адресат продолжает жить внутри меня, не меняясь? Что стало с тобой настоящей? Ты была старше меня года на три. Тогда это казалось пропастью. Теперь мы ровесники. Теперь мне проще говорить с тобой. Я уже не стараюсь тебе понравиться. Может быть, я все еще пытаюсь понравиться самому себе, но говорить, наверное, нужно было тогда. Или не нужно. Извини, что я так и не позвонил. Однажды все-таки набрал номер, но телефон взял кто-то другой, и я ничего не смог сказать. Положил трубку. Бог лишает дара речи во благо. Моя маленькая провинциальная вселенная осталась незыблемой. Да и что я мог сказать? Привет, как дела? Пустое. Тем более - я звонил не для того, чтобы узнать, как твои дела. Пожалуй, я звонил, чтобы услышать собственный голос. Мне нужно было эхо. Или не только эхо?
Ты помнишь? Длинные и узкие коридоры? Дешевую мебель? Пыльный кинозал? Потертый линолеум на тогдашнем «танцполе»? Сумасшедшие зимние студенческие каникулы? Ты замечательно танцевала. А когда села к роялю и легко пробежала пальцами по клавишам, я чуть не задохнулся. А потом мы сидели у тебя в номере, и ты рассказывала о том мужчине с тонкими пальцами, который извлекал удивительные звуки из гитары, и который ходил за тобой и за мной этими узкими коридорами. Или сидел в твоем номере частью какой-то компании и смотрел на тебя обожающими глазами. Он был похож на грустного и худого тюленя. Он хотел быть с тобой. А ты отчего-то нет.
Почему ты это рассказывала мне? Иногда замирала, придерживая ладонь на левой груди. Глотала какие-то таблетки. Зачем мне девчонка с больным сердцем, которая еще и старше меня на три года, думал я тогда. Я был чистым и влюбленным не в тебя. Куда она делась, та моя влюбленность? Наверное, туда же, куда и чистота. Почему я столько лет не могу выбросить тебя из головы? Что мне мешает? Ведь между нами ничего не случилось. Совсем ничего. За целую неделю общения. Самую глупую неделю в моей жизни. Незабываемую неделю. Бог мой, что я тогда нес...
Ты слушала и улыбалась. А потом, в последний день спросила - что я буду делать с этой своей любовью, если ты сейчас разденешься? Почему же ты не сделала этого? Натолкнулась на мой испуганный взгляд? Почему? Ведь ты могла спасти меня.
Всякий раз, когда я оборачиваюсь, я ужасаюсь. Почему я кажусь себе зрячим, если в моем прошлом ежесекундно тычется в стены и падает с обрыва слепец с моим именем и моим лицом?
Где ты? Что с тобой? Жива ли ты? Как ты провела эти двадцать или тридцать лет? Нет, я вовсе не хочу тебя увидеть. Просто любопытно. Да и было бы недурно услышать какую-нибудь гадость в свой адрес. Почему-то тогда она не прозвучала.

10:33 

Пожалей себя

Пожалей себя. Ночью, когда ребенок уснет, свернись калачиком, подтяни колени к груди, закрой глаза, поплачь чуть слышно. Если слез не найдется, вспомни что-нибудь. Обиды - стертые и свежие. Удачливых соперниц, которые ничем не лучше тебя. Несчастных подруг, которые до ужаса напоминают тебя саму. Годы, упущенные и пролетевшие. Утраченную свежесть. Неслучившееся и миновавшее. Настигшее и ударившее. Грубость и холод вместо внимания. Взгляд, обращенный в сторону. Небрежность и лень. Нехватку денег и времени. Невыполненные обещания и забытые клятвы. Собственные ошибки и глупости. Заносчивость, скандалы на пустом месте, необдуманные поступки. Хлопанье дверью, неспособность прощать и нежелание ждать прощения. Музыку, которая умолкла, и которая слишком о многом напоминает. Музыку, которая так и не прозвучала. Одиночество. Одиночество. Одиночество, которое есть с чем сравнивать. Недостаток, недостаток, недостаток нежности. Вспомни. Пожалей себя. Поплачь.
Дождись, пока слезы высохнут на щеках. Дождись, пока дыхание станет ровным. Прислушайся, как дышит ребенок. Смысл твоей жизни, твой свет. Вспомни самые счастливые мгновения жизни. Когда крылья вырастали за спиной. Перебери их в памяти мгновение за мгновением. Их не так много? Но так и жизнь еще только начата. Порадуйся за удачливых соперниц, у них уже получилось, а у тебя все еще впереди. Приготовь ободряющие слова для подруг. Представь, как много ты еще можешь. Какие чувства могут захлестнуть тебя каждое мгновение. Каким счастьем ты способна одарить. Какая страсть пылает в твоих мечтах. Что может сравниться с радостью узнавания? Что может сравниться с прекрасным словом «завтра»? Успокойся. Улыбнись. И не пугайся, даже если слезы вдруг снова побегут по щекам.
Утром умойся холодной водой. Выпей чашку кофе. Подними сопящее чудо, путающееся в колготках. Пробеги утюгом по маленькой блузке, которая с трудом прикрывает только грудь. Высыпь на покрывало постели косметику. Кожа, глаза, губы. Улыбнись отражению в зеркале. Поправь волосы. Натяни брюки, повертись, разглядывая силуэт. Даже не оборачиваясь, можешь быть уверена в восхищенных взглядах. Подхвати ребенка за руку. Звякни ключами. Вызови лифт. Дай ему нажать кнопочку. Поцокай каблучками по тротуару. Открой калитку детского садика. Помаши рукой убегающему счастью. Позвони маме. Договорись о вечере и ребенке. И вперед. Ты лучшая.
Работа почти на весь день. Срочные дела и заботы. Друзья и партнеры. Фитнес и зеленый чай в прозрачном кафе. Радости и разочарования. Зависть и сочувствие. Милая болтовня и скупые нужные слова. Деловой интерес, внезапно сменяющийся личным. Умение быть твердой, когда это нужно кому-то, и мягкой, когда это нужно тебе. Очаровательная неприступность и соблазнительная податливость. Здесь и сейчас. Здесь и сейчас. Здесь и сейчас. Вплоть до вечера, когда твой ребенок заснет, и подушка примет заплаканное лицо и уставшее тело.
Пожалей себя. Но только до первых слез. Завтра все получится. Не веришь?

www.proza.ru/readers.html?malitsky

22:17 

Папин дневник

Хорошее настроение! Бесплатно в течение недели! Все форматы!
Папин дневник или записки «нерадивого» родителя.
Хорошее настроение и послевкусие. Семейная летопись в диалогах. Чистая правда от первого до последнего слова. Записки на манжетах. Устами ребенка обо всем, что вокруг, а также снаружи и внутри.
booksmarket.org/book/Sergei-Malitskii_Papin-dne...

23:08 

Три сестры

В одном царстве-государстве, в затерявшемся среди лесов и рек провинциальном городке, на окраине затрапезного микрорайона, на третьем этаже панельной пятиэтажки, в обычной однокомнатной квартире жила-была женщина. И было у нее три дочери: старшая - Варвара-краса – черные глаза, длинная коса, средняя - Людмила-умница – умный побоится, дурак не сунется, младшая – Ирка-дурилка, палец в рот не клади, до колен откусит. Любила их мать, души не чаяла. Баловала, а все одно - к порядку приучала. Жизнь на них положила, здоровье подорвала, но жалости об этом не имела. Об одном у нее была жалость, что счастья дочерей увидеть ей не суждено будет. Так и сказала им, когда пора умирать ей пришла:
- Прощайте дочки мои славные, милые и любимые. Простите меня, что растила вас, растила, как цветете вы, оценила, а яблочка с ваших веточек попробовать не успею. Ни попотчевать мне уже угощеньем знатным богатырей-зятьев, ни подержать на руках внуков и внучек, ни порадоваться вместе с вами радостью вашей. Но перед смертью хочу одарить вас и дать один наказ. Об отце вашем я не скажу ничего, и вам не след его разыскивать, но для каждой из вас есть от него волшебный подарок.
С этими словами мать вручила Варваре зеркальце, Людмиле ключ, а Ирке носовой платок. Вздохнула и сказала:

Далее fan-book.ru/samizdat/tri-sestri.html

13:20 

Отсчет теней

Отсчет теней на Призрачных мирах
Призраки прошлого оживают, тени обретают плоть, неясные предания оборачиваются ужасной явью. Некогда поверженные демоны выбираются из убежищ. Арбан Саеш продолжает искать разгадку гибели бога, но еще не знает, что для сражения со злом его придется разбудить…
feisovet.ru/%D0%BC%D0%B0%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0%B...

00:42 

Способ воздействия

Если есть кто-то, кто выстраивает мою судьбу, то почему он пользуется таким странным инструментом? Почему бы ему не встретить меня где-нибудь в переулке, не кивнуть, не отвести сторону и не объяснить все по-человечески? Или к примеру прошептать - "Пиши, сын мой. Так надо. Это твое предназначение. Давай. Не медли." Я бы понял. Но это... Зачем он прислал ко мне это странное существо?
…….
fan-book.ru/samizdat/sposob-vozdeystviya.html

08:26 

КНИГИ

Книги по новым ценам на новом ресурсе
gumroad.com/malitsky

12:30 

booksmarket

Перезалил почти все книги на booksmarket
Новые обложки и основательно сниженные цены
booksmarket.org/search.html?q=%D0%A1%D0%B5%D1%8...

08:55 

ШВЕД

Холодный ветер дул вдоль переименованной Шпалерной от бывшего Литейного к бывшему Смоляному двору. Напрягал щеки, подхватывал жгучие искры колючего снега, который не падал с неба, а выстреливал из ночных подворотен, взлетал с жестяных кровель, срывался с припудренного февралем ледяного изгиба близкой Невы, сек пятиэтажные молчаливые здания, шесть колонн спящей церкви, черные окна бывших казарм Кавалергардского полка, облизывал фасады Таврического дворца, выглядывал в мертвых камнях давно уже растаявшие призраки царевича Алексея и адмирала Кикина, бился в тяжелые стены страшного дома, словно пытался вызволить десятки, сотни, тысячи людей.
«Чтоб ты сдох»! - подумал следователь Назаров, морщась от зубной боли и приглушенных криков, что раздавались и справа, и слева, и сверху. На часах уже было за два ночи, безумно хотелось разуться, опустить ноги в прохладную воду, опрокинуть стакан водки, упасть в теплую постель, но не затем, чтобы потянуть к себе безотказную Верку, а чтобы уснуть. Провалиться в черную яму, забыться и, главное, чтобы не видеть снов. Знает, знает он эти сны, поэтому и заснуть не может без водки, лучше уж без снов, а как проберет, все одно – такие сны лучше пьяному смотреть. Да только разве это сон? Валишься навзничь, летишь вниз, а как дна достигнешь, вот оно уже и утро. Впрочем, с этим чертовым зубом и водка не поможет уснуть!
- Ну, что молчишь? – утомленно спросил Назаров.
Подследственный сидел на железном стуле, уставившись в пол…..

Далее

fan-book.ru/samizdat/shved.html

01:19 

Юдоль

(2 книга цикла «Пепел богов»)
На Призрачных мирах

Большая беда откатила и пришла маленькая. Затянула мглою усталости все. Горе стало обыденным, смерть — привычной. Выход за крепостные стены сравнялся с подвигом, разбой — с ремеслом. Но молодой воин, прозванный Весельчаком, не считает себя героем и не признает разбойного ремесла. Он отправляется в дальний путь из-за того любопытства, которое сродни неутолимой жажде…
feisovet.ru/%D0%BC%D0%B0%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0%B...

14:10 

Пагуба

Первая книга цикла "Пепел богов" - "Пагуба" появилась на новой площадке для автора - сайте Призрачные миры. В связи с этим напоминаю аннотацию:
Первая книга цикла «Пепел богов». Авторская редакция 2014 года.
Он родился в мире, укрытом небосводом цвета сухой глины. Он лишился матери в шесть лет. Его нынешний удел — жизнь бродячего циркача и редкое, но изощренное воровство. Его названные родные такие же изгои, как и он сам. В его душе планы мести, потому что в его мире справедливость подобна изделиям ремесленников, она создается собственными руками. Но когда ему исполнится шестнадцать, на его уничтожение будут брошены силы целого государства. И не только они…
feisovet.ru/%D0%BC%D0%B0%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0%B...

11:58 

Коттеджная фантастика


10:56 

Миссия для чужеземца

Друзья. "Миссия для чужеземца". Бесплатно. Сказочная история.
booksmarket.org/book/Sergei-Malitskii_Missiya-d...

14:01 

Вакансия

«Вакансия» появилась на Призрачных мирах
«Vice versa» – наоборот. Под этим именем история рождалась, подрастала и чистила перышки. Но когда пришла пора получать «паспорт», оказалось, что в него нужно вписать русское имя. Так и появилась Вакансия, что нисколько не умалило ни замысла, ни процесса, ни результата. А результат вышел следующий – молодому и не слишком успешному, но честному парню было сделано заманчивое предложение из числа тех, отказ от которых может заставить в будущем кусать локти. Вопрос лишь в одном, - позволит ли согласие дожить до этого самого будущего? Работать-то ведь придется там, где каждый второй если не нечисть, то нелюдь. А каждый первый с изюминкой или с червоточинкой. И все совсем не то, чем кажется (Vice versa). Однако должен же кто-то, в конце концов, разгребать спекшиеся от жара и гнета грехи и «разруливать» наговоры и прочие колдовские пакости, пусть даже делать это придется, отступая от должностных инструкций? Кто, если не ты? Кого, если не тебя? Кем, если не тобой? Кому….
feisovet.ru/%D0%BC%D0%B0%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0%B...

21:49 

Муравьиный мед – Первая часть цикла Кодекс предсмертия

Первая книга цикла «Кодекс предсмертия». Авторская редакция 2014 года.
Нелегкий выбор предстоит сделать бывшему рабу — исполнить давний обет или поступить по велению сердца. Никакого выбора не предоставляет судьба юной танцовщице — только бежать сломя голову, чтобы скрыться от могучего мага и старого сластолюбца, которые, на ее беду, правят целой страной. Что еще нужно, чтобы двое гонимых принялись помогать друг другу? Новый обет, твердый договор, изрядная сумма золотом и смертельная опасность для обоих.


Пролог. Трое

Пламя рванулось вслед за беглецами, лизнуло спину последнего, заставив несчастного закричать от невыносимой боли, но и само захрипело в бессильной злобе. Плоть чужого мира уже смыкалась вокруг огненного жерла, стискивала пылающее безумие. Над затянутой промозглым туманом падью взметнулся смерч и, подчиняясь властному взмаху рук одного из тройки, обрушил груду камней в кипящую магму. Затрещали и двинулись с места окрестные скалы. Задрожала земля, силясь затянуть рану. С грохотом поднялись из каменистого грунта два утеса и, столкнувшись лбами над усмиренной язвой, замерли.
- Ты приживешься здесь, Сурра, - раздраженно чихнула в клубах пыли его спутница.
- Посмотрим, - прошептал маг и бессильно уронил руки. - Все.
- Все ли?
Женщина безучастно перешагнула через лежащего на камнях третьего, подошла к уткнувшимся друг в друга утесам, на ходу оглядела себя и погасила полой платья тлеющую рукоять узкого меча. Под ногами захрустел лед.
- Ножки не отморозь, Сето! - зло крикнул вслед маг.
- Моя печать будет крепче, Сурра! - обернулась женщина.
- Конечно! - откликнулся маг и пробормотал вполголоса. - Ведь ты, мерзкая тварь, не двигала горы. Вечно прячешься за чужими спинами.
- Что она делает? - третий со стоном попытался сесть.
- Замазывает дыры в плавильной печи, - презрительно скривился Сурра. - Или на тебя не брызнуло раскаленным металлом, любвеобильный Сади?
- Слишком легко, - вновь застонал, поднимаясь на ноги, раненый. - Мы слишком легко отделались. Ты уверен, что зверь остался с той стороны?
- Я ни в чем не уверен, - хмуро бросил Сурра, вглядываясь в танец женщины.
Она именно танцевала, хотя ноги ее не двигались с места, да и туловище застыло столбом. Танцевали руки. Они парили в воздухе, образовывая размытый ореол вокруг замершей в напряжении головы. Но взгляд притягивали не взмахи. Внутренняя поверхность только что сотворенной арки и вымерзший в ее тени грунт медленно разгорались багровым треугольником. Камень плавился, соединяясь в монолит.
- Вот теперь все, - отрешенно повторила слова мага колдунья.
- Нет, - упрямо наклонил голову Сурра. - Сади!
- Да он едва жив! - попыталась протестовать Сето.
- Трое торили путь, троим и запечатывать двери! - повысил голос Сурра. - Сади!
- Сейчас, - поморщился раненый. Заковылял к арке, оступился, отчего сквозь дыры в распахнувшемся плаще блеснуло обожженное тело, и, взмахнув руками, качнулся вперед.
- Что ты сделал? - тревожно спросила Сето.
Багровые сполохи остывающего камня почти исчезли. Внутри скального треугольника повис клок непроглядного мрака.
- Силенок маловато осталось, - обернувшись, хрипло хихикнул Сади. - Пришлось запечатать проход собственной тенью.
- Уходим, - оборвал его Сурра. - Я вижу распадок впереди. Попробуем выбраться на возвышенность.
- Это самое легкое из того, что нам пришлось делать в последние дни. - Сади старательно скривил губы в дружелюбной улыбке.
Сето не сказала ничего.
Растянувшись, троица медленно двинулась к белым скалам. Под ногами хрустел битый камень, в воздухе стояла сырость. Тропа скорее подходила для козьих копыт, чем для человеческих ног, но ставшие путниками беглецы словно не видели ничего вокруг. Они следили только друг за другом. И все же, когда между скал заискрилось лучами светило, никто не сдержал вздоха облегчения.
- Как мы назовем этот мир? - громко поинтересовалась Сето. - Эту звезду? Море, запах которого я чувствую?
- Никак, - Сурра обернулся. - Разве мы... боги? Я, к примеру, чувствую себя смертным. Думаю, здесь есть люди. Мы спросим у них, как зовут их звезду, их мир, их море. Помни, Сето, нашего дома уже нет. Твоими стараниями...
- Сурра прав, Сето, - пробурчал шедший последним Сади. - Насчет имен прав...
- Я знаю, - отмахнулась колдунья, хотя на лице ее согласия не появилось.
Спутники поднялись на вершину огромного холма к полудню. За спиной осталась мглистая падь. Слева и позади сгрудились белые скалы. Справа раскинулся густой лес. Впереди искрилось зеленоватыми волнами море.
Сето притопнула по изъеденной ветрами полосе известняка, восхищенно воскликнула:
- А здесь не так плохо, как могло показаться. Дышится легко. Отличное место для храма Единому. Лес, камень, гавань для кораблей - все рядом. В скалах мы видели родники. Я бы осталась.
- А я бы нет, - торопливо прошептал Сади. - Я бы ушел отсюда как можно скорее и как можно дальше.
- Сето, - позвал Сурра.
Он стоял в стороне, глаза его были закрыты, но от лица исходил такой холод, что Сади отшатнулся, а Сето зло прищурилась.
- Мы объединились не навсегда, - с видимым усилием вымолвил маг. - Теперь надо расстаться. И не только из опасения, что Зверь мог проникнуть сюда в плоти одного из нас. Мы слишком хорошо знаем самих себя. Рано или поздно все может повториться. Мы продолжим попытки убить друг друга.
- Так почему же не сделать это прямо сейчас? - с ненавистью прошипела Сето, положив ладонь на рукоять меча.
- Удобный случай, - Сурра потянул из-за пояса кинжал из темного металла. Его левый глаз блеснул зелеными искрами. - Сади пока слаб и безоружен. Ты недостаточно холодна, хотя, я уверен, силы сберегла больше остальных. Но я потратился слишком щедро. Поэтому отказываюсь от схватки. Пока. Чистой победы у меня не получится, а оплачивать собственной жизнью ваши смерти я не хочу. Вероятно, потом я пожалею, что не попытался расправиться с вами сейчас. Помни об этом, Сето.
Колдунья отступила на шаг и медленно опустила скрученные судорогой ладони.
- И вот что еще, красавица, - продолжил Сурра. - Я не желал бы, чтобы ты и Сади объединились против меня. Я хотел бы спокойно спать. Хотя бы несколько десятилетий. Рано или поздно вы споете одну песню, Сади все еще не верит, что он намечен в твоей войне следующей жертвой после меня, но я предпочел бы знать о ваших планах заранее. Ты понимаешь, о чем я?
Колдунья не шелохнулась. Только черные волосы, поднятые порывом морского ветра, хлестнули по ее бледным щекам.
- Он прав, Сето, - прошептал раненый, тяжело опускаясь на камень. - Твое зеркало необходимо разделить, иначе мне придется взять сторону Сурры. Ради собственной безопасности.
Колдунья обожгла Сади взглядом, еще крепче сомкнула тонкие губы и вытянула из-за пояса сверкающий диск. Мгновение она безмолвно рассматривала отражение безымянного пока светила в зеркальной глади, затем выковырнула стекло из тонкой серебряной оправы и так же молча разжала пальцы. Зеркало упало со звоном. Сверкающие брызги рассеялись по камням. Треть зеркала осталась у ног Сето, еще треть отскочила к Сади.
- Сето! - укоризненно покачал головой раненый, поднимая неровный треугольник.
- Ничего, - нервно сглотнул Сурра. - Давненько я не складывал стеклянных мозаик.
Маг вытянул руку перед собой, заставил мелкие осколки собраться в сверкающий рой и поймал его ладонью. Пальцы сомкнулись в кулак, хрустнуло стекло. Кровь потекла по запястью, но лицо Сурры не отразило боли. Он отступил назад, сделал еще шаг, еще, и продолжал пятиться, пока не оказался на расстоянии броска камня. Затем развернулся и пошел к югу.
- Что ты видела в зеркале перед прорывом? - спросил Сади, заматывая доставшийся ему осколок оторванной от плаща полосой ткани.
Колдунья вздрогнула, на мгновение закрыла глаза и сказала после недолгой паузы:
- Сурра погибнет первым.
- Кто же его убьет?
- Ты.
- Смотри-ка… - удивился Сади. - Никогда бы не подумал, что я способен с ним справиться. Ты уверена? Слушай, зачем нам ссориться? Мы неплохо ладили друг с другом.
- Сурра прав, - Сето перевела взгляд на раненого. - Рано ли поздно нам станет тесно и здесь.
- Что ж, тогда не буду приближать этот нелегкий миг, - поспешил подняться Сади. - Пока не буду.
Он попытался завернуться в обрывки плаща и заковылял в сторону леса, косясь через плечо назад. Все также недвижимо колдунья смотрела, как Сади спускается с холма, как спотыкается на валунах и впадинах, кутает израненное тело. Затем она обернулась в сторону ставшей уже совсем крошечной фигурки Сурры. Дождалась, когда исчезнут оба, стянула с шеи платок и завернула в него осколок. Новый порыв ветра развеял волосы. Сето поежилась, туже застегнула широкий пояс на тонкой талии, вытянула из ножен меч и начала чертить на известковой лысине холма плавные линии.

на Призрачных мирах
feisovet.ru/%D0%BC%D0%B0%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0%B...

На Букмаркете
booksmarket.org/book/Sergei-Malitskii_Muravinyi...

На КсинКсии
www.xinxii.com/ru/muraviinyi-med-p-351622.html

На GUMROAD
gumroad.com/malitsky

На Литрес
www.litres.ru/sergey-malickiy/muravinyy-med/

На Амазон
www.amazon.com/x41C-x443-x440-x430-x432-ebook/d...

09:55 

СНИМАЕТСЯ КИНО

29 ноября, 9:04
"Нить" - это художественный фильм по рассказу Сергея Малицкого «Рвущаяся нить» из "Чайной Книги" Макса Фрая. Это история об одиночестве, жизни и смерти. Если вы когда-нибудь задумывались об этих вещах, вам понравится "Нить".

Мы просим вашей поддержки, чтобы закончить работу над фильмом.
planeta.ru/campaigns/24189

Общие слова

главная